История Биюк-Янкоя. ЗАРОЖДЕНИЕ ТУРИЗМА.

Здесь шла туристская тропа

Помимо сельского хозяйства, жители Биюк-Янкоя активно занимались и обслуживанием первых крымских туристов. Дело в том, что деревня находилось на пути одного из самых популярных из немногих существовавших в те времена туристских маршрутов. Первые крымские туристы выезжали на лошадях из Симферополя, ночевали в Биюк-Янкое, а затем на рассвете по утренней прохладе поднимались на вершину Чатыр-Дага, где любовались видами и осматривали карстовые пещеры. Останавливающиеся в Симферополе путешественники совершали три экскурсии - на вершину Чатыр-Дага через Биюк-Янкой, к истоку Салгира через деревню Аян и к пещерам Кизил-Коба.  Упоминания Биюк-Янкоя можно найти у многих путешественников того времени.

Первым из путешественников, отметивших готовность жителей Биюк-Янкоя обеспечить  запросы туристов, был Шарль Монтадон, опубликовавший в 1834 году первый в истории путеводитель по Крыму. Путешественник-француз пишет: «Биюк-Янкой, расположенный за возвышении, но еще за границами лесов, - одно из наибольших селений Крыма; там насчитывается 250 домов, и они занимают значительную территорию. Его жители кормятся плодам своих земель и своих гор. Если выехать из Симферополя утром, то в это селение нужно прибыть к закату того же дня, чтобы иметь возможность на следующий день двинуться в путь с первым светом зари и оказаться на вершине Чатры-Дага с восходом солнца. Приехав в Биюк-Янкой, нужно подыскать проводника, хорошо знающего местность. Татары, ввиду своей занятости, не всегда одинаково расположены сопровождать путешественников и, если удастся нанять того, которого зовут Мартаза-Бай, будете довольны его услугами».

Вслед за Шарлем Монтадоном, другой француз – ученый Дюбуа де Монпере Фредерик поднялся на Чатыр-Даг через Биюк-Янкой 3 августа 1834 года. Сама деревня не оставила след в памяти ученого-геолога. В своем труде «Путешествие в Крым» он вспоминает лишь о геологических особенностях местности: «Эта экскурсия дает любопытные результаты для геолога; следуя тропой через Биюк-Янкой, я вскоре оказался на красных пудингах, самых развитых из встреченных мною в Крыму».

Один из путешественников XIX века советовал: «У поселян татар наймете верховых лошадей и можете любого татарина взять проводником. Если понадобиться дамское седло, его, наверное, в деревне не найдется, то извольте придумать в  Симферополе как с этим быть». Местное татарское население быстро поняло свою выгоду: в селе стали предлагать ночлег в гостевых комнатах, обеспечивать туристов едой, лошадьми и горными проводниками, развлекали экзотическими национальными танцами и песнями. Таким образом,  Биюк-Янкой можно считать прототипом современных горных туристических центров с полным комплексом предоставляемых туруслуг.

Один из путешественников очень живо и подробно описывает пребывание в Биюк-Янкое во время подъема на Чатыр-даг в 1886 году: «Луна, поднявшаяся над горами, заливала голубым серебристым светом причудливые горы, долины и леса. Голубые огни звезд мигали на небе, красные огоньки деревни Янкой рассыпались вдали. Деревня Янкой представляет собой  центр, от которого идут дороги в разные стороны.  Мы вскоре въехали  в эту довольно обширную деревню с неправильными улицами и тесно стоящими саклями. Гостеприимный татарин с удовольствием готов был уступить нам свой кров и свои услуги и скромно заявил, что за это возьмет, что дадут, что, впрочем, не помешало на данные ему впоследствии 3 рубля заявить, что этого мало и получить 5 вместо трех.  Теперь представьте себе низенькую комнату, в которой надо ходить нагнувшись, чтобы не удариться лбом о балки потолка, глиняный, тщательно сглаженный пол и узкое окно с деревянной решеткой. На нем стоит целая батарея башмаков, которые выглядывают сквозь решетку на озаренный луною двор; широкая печь поместилась в углу; круглые подушки лежат прямо на полу возле стен; широкий татарский ковер разостлан посреди комнаты и на нем стоит большая деревянная миска, доверху наполненная кислым молоком (катыком)…  В 7 часов утра тронулись наши дроги, покидая саклю татарина и кучку татарчат и татарок, высыпавших на крыши и на улицу, поглядеть на невиданное зрелище.  Покидая Янкой, нельзя не сказать о кладбище по дороге в Тавель, о незначительных остатках какой-то крепости и о предании заселения Янкоя. На одном холме, слева от дороги, привлекло наше внимание несколько могил. Они отличались своими грубыми плитами, почти зарывшимися в землю, одна даже разграблена, а другие, по-видимому, целы. Остается пожалеть, что тут не производятся  раскопки древностей.  Здесь же недалеко от могил уцелел фундамент крепости, занимавшей некогда место я ряду знаменитых укреплений императора Юстиниана, возведенных для защиты гор от нападений  степняков. Такие укрепления, охранявшие почти каждое ущелье крымских гор, встречаются у Киль-буруна и отчасти у Кизил-коба. Что касается до заселения этого края, то оно произошло очень просто. По преданию какой-то татарин поселился здесь у источника, жиль некоторое время отшельником, а потом привлек других, от которых и произошли теперешние жители Янкоя. Однако скоро крепость, кладбище и Янкой остались позади. Поля и холмы опять окружили нас».

Другой путешественник конца  XIX века писал: «Деревня Буюк-Янкой имеет  до 120 домов; жители – большею частью греки, принявшие муххамедский закон и сохранившие многие признаки греческого своего происхождения. Деревня лежит на отлогом берегу горного ручья, соединяющегося с Салгиром. Почва этого ручья, берега и сами дома жителей загромождены валунами обтертых камней, нанесенных бурными потоками с гор во время таяния снегов и при сильных дождях, когда ручей, теперь едва заметный, наполняется водою до неимоверной высоты и делается бурной рекою».  

В 1858 году известный российский зоолог Карл Кесслер оставил в своих записках воспоминания о подъеме на Чатыр-Даг: «Еще было совершенно темно, когда мы, в 4-м часу утра 21 Августа, сели на лошадей и, в сопровождении двух татарских проводников и двух слуг, пустились в путь на Чатыр-даг. Дорога из Биюк-янкоя на Чатыр-даг тянется по западному склону этой горы, покрытому густым лиственным лесом. Она, то вьется вдоль края обрывистой пропасти, то врезывается глубоко между красноватыми скалами; там и сям пересекается журчащим ручейком, местами устлана каменными осколками, которые укатываются из под ног лошади…

…Во втором часу по полудни мы пустились в обратный путь и в три часа были опять в Биюк-янкое, где был приготовлен для нас роскошный татарский обед, состоявший из шорбы (размазня из проса, подправленная катыком), кавурмы (соус из баранины), шашлыка (кусочки баранины, изжаренные на вертеле) и курабий (особенное сладкое пирожное). После обеда г. Чеху, который отлично рисует, захотелось набросать карандашом портреты нескольких молодых татарок. Долго они церемонились, но когда наконец дочь нашего хозяина, за небольшую плату, позволила снять с себя эскиз, то вслед за нею явилось столько охотниц, что нельзя было удовлетворить желание всех их».


Из самых знаменитых путешественников того времени, кто проезжал через деревню, можно назвать имена  Александра Суворова, Льва Толстого, Александра Грибоедова. Полководец Александр Суворов однажды поднимался на вершину Чатыр-Дага. Он выехал рано утром из Симферополя, поднялся через деревню Биюк-Янкой на плато, затем спустился снова через деревню и к позднему вечеру уставший приехал в село Мамут-Султан, где и заночевал в имении мурзы Крымтаева (центр современного с. Доброе). Лев Толстой в своих письмах к брату пишет о том, что неоднократно ездил в компании с местными помещиками охотиться на диких коз на Чатыр-Даг. Выезжал на охоту будущий известный писатель, а в то время молодой поручик, из селения Эски-Орда (современное с. Лозовое).  Единственное удобное место для подъема на джайлау со стороны Эски-Орды – биюк-янкойская дорога. Значит, и граф Толстой также несколько раз проезжал по улочкам горной деревни Биюк-Янкой.  Русский писатель и дипломат Александр Грибоедов ясно пишет в своем дневнике за 1825 год о том, что поднимался на Чатыр-Даг через Биюк-Янкой и далее по северо-западному склону массива на плато. Он же приводит очень интересное замечание, касательно вида биюк-янкойских чабанов. «Июня 25. Дождливый день. По северной подошве Чатыр-Дага до Буюк Джанкой, оттудова вверх довольно отлогая дорога, лесистая, справа овраги, тесные и глубокие долины, бездны лесные, там течет Альма. Поднимаемся на террасу каменную, инде поросшую лесом, убежище чабанов внизу, а далее в равнине всё еще туман. Шатаемся по овчарням. После обеда наелись шашлыка, каймака, на круглом столике, поселившись в каменной яме к северу от овчарного хлева. Зелень и климат северные. У здешних пастухов лица не монгольские и не турецкие. Они белокуры, черты северные, как у осетинов на Кавказе». 

 Известные путешественники, побывавшие в местности Биюк-Янкой:
Военачальник Александр Васильевич Суворов в 1778 году.
Писатель Александр Сергеевич Грибоедов 25 июня 1825 года.
Ученый Шарль Монтадон примерно в 1833 году.
Ученый Дюбуа де Монпере Фредерик 3 августа 1834 года.
Зоолог Карл Кесслер 21 августа  1858 года.
Писатель Лев Николаевич Толстой в 1854 году.

Текст и фото И.М. Коваленко